Дом оружейника Шпагина. Мемориал, который так никто и не увидел…

Татьяна Горянина

Ранее на GK был опубликован репортаж из деревни Клюшниково. Мы рассказывали и показывали заброшенный коттеджный посёлок переселенцев-северян. Однако в Клюшниково обнаружились и другие темы, заслуживающие внимания. Одна из них: Клюшниково – это малая родина легендарного оружейника Георгия Шпагина…

Данный факт известен давно, не претендуем на историческую сенсацию. Ранее об этом не раз рассказывали, как в городских СМИ, так в федеральных.

На момент нашего приезда в деревню, дом оружейника пребывал в состоянии, которое можно деликатно называть «консервация».

Заброшкой дом не назовёшь. Как минимум, он под замком, а ключ у человека, который по мере сил за жилищем присматривает. Соседи рассказали, что более десяти лет назад наследники Шпагина продали дом, а владельцы до сих пор не решили, как распорядятся недвижимостью – снесут избу или будут её каким-то образом восстанавливать.

Последнее (то есть, восстановление) маловероятно, увы. Собственников дома несложно понять. Для них это просто дом и просто участок земли, да ещё и в месте со слаборазвитой инфраструктурой. Из благ цивилизации, пожалуй, только электричество.

Внутрь дома нас не пустили, мы увидели только крыльцо и сени. А главное – нам показали мемориальную доску, которую изготовили на ЗиДе в 1997 году, привезли в Клюшниково, но так и не укрепили на стене дома.

Это важно, что мы увидели и смогли отснять мемориальную доску. Когда человек или событие уходят в забвение, неизбежно возникают мифы, искажённая, а то и ложная информация. Так, жители Клюшниково показали нам ссылку на публикацию в федеральном СМИ, где, во-первых, сказано, что доску изготовили какие-то чиновники, а, во-вторых, высказана догадка, будто доска утрачена, сдана в металлолом:

Однозначно, к дому не проникнуть. Пришлось фотографировать издалека и опрашивать добросердечных сельчан, вызвавшихся сопровождать меня к родному дому Георгия Семёновича. В разговоре постепенно выяснилось, что когда-то сегодняшним хозяевам чиновники привезли и мемориальную доску. Её так никто и не видел, но все об этом знают. В деревне всё же так. В одном конце что-то произошло, а в другом уже об этом рассуждают.
Так что без особых церемоний, оркестров, торжественных речей отдали и уехали. С тех пор никто никого из них не видел. А что новые хозяева, им это надо, может где-то и лежит та доска в чулане, а может и сдали в металлолом. Говорят, что она из цветного металла. А он-то нынче дорог.

Публикация относительно свежая – август прошлого года. Получается, что мы были в Клюшниково через пару месяцев после визита журналиста Валентина Малютина из «Литературной России». При всём уважении к столичному автору, надо отметить, что пробраться к дому возможно, причём не только летом (как это пытался сделать Валентин Малютин), но и зимой.

И по поводу мемориальной доски, которую «чиновники привезли». Привезли доску люди, которые работали на предприятии, с которым связаны годы и факты биографии Георгия Шпагина – на заводе имени Дегтярева. Кстати, Василий Алексеевич был не только начальником, но и другом Георгия Семёновича.

Кратко и ёмко биография Георгия Шпагина изложена на портале «Любимый край Владимирский» в посте, посвященном деревне Клюшниково:

Самым знаменитым уроженцем Клюшниково стал Шпагин Георгий Семенович (1897 – 6 февраля 1952), выдающийся конструктор стрелкового оружия. Он родился 21 апреля 1897 г. в семье уволенного в запас солдата из крестьян деревни Клюшниково Семена Венедиктовича Шпагина и его жены Акилины Ивановны. В тот же день 21 апреля младенца окрестил с именем Георгий священник погоста Медуши Ковровского уезда Дмитрий Покровский с псаломщиком Иваном Полисадовым.

Георгий Шпагин окончил Клюшниковскую начальную школу. Во время Первой мировой войны, в 1916 году, Шпагин был призван в армию и попал в полковую оружейную мастерскую, где детально ознакомился с различными отечественными и иностранными образцами оружия. После Октябрьской революции работал оружейным мастером в одном из стрелковых полков Красной армии. В 1920 году после демобилизации из армии Георгий Шпагин поступил слесарем в опытную мастерскую Ковровского оружейно-пулеметного завода (нынешний ЗиД), где работали в это время В.Г. Федоров и В.А. Дегтярев. С 1922 года он активно участвовал в создании новых образцов оружия.

Одной из значительных работ конструктора явилась модернизация 12,7-мм крупнокалиберного пулемета Дегтярева (ДК), снятого с производства из-за выявленных недостатков. После того как Шпагин разработал модуль ленточного питания для ДК, в 1939 году усовершенствованный пулемет был принят на вооружение РККА под обозначением «12,7 мм крупнокалиберный пулемет Дегтярева-Шпагина образца 1938 года – ДШК». Массовый выпуск ДШК был начат в 1940-41 годах, и за годы Великой Отечественной войны было произведено порядка 8 тысяч пулеметов.

Наибольшую славу конструктору принесло создание пистолета-пулемета образца 1941 года (ППШ). Разработанный в качестве замены более дорогому и сложному в производстве ППД, ППШ стал самым массовым автоматическим оружием Красной армии во время Великой Отечественной войны (всего за годы войны было выпущено примерно 6 141 000 штук, в том числе в Коврове) и состоял на вооружении до 1951 года. Этот «автомат», как его обычно называли, является одним из символов Победы над фашистской агрессией и многократно увековечен в художественных произведениях – скульптурах и живописных полотнах.

Кроме того, в 1943 году Георгий Семенович разработал сигнальный пистолет СПШ. В 1944 году Шпагин вступил в ВКП(б), был депутатом Верховного Совета СССР II созыва (1946-1950). Оружейник имел три ордена Ленина, орден Суворова II степени и орден Красной Звезды, являлся обладателем звания Героя Социалистического Труда. Умер Г.С. Шпагин 6 февраля 1952 года в Москве от рака желудка в возрасте всего 54 лет.

P. S. Неизвестно, связано ли это с нашей публикацией о Клюшниково в ноябре прошлого года, но вскоре после неё на федеральном медиа-портале «Сводка+» появилась статья о заброшенных по всей стране мемориалах героям войны и труда. В числе прочих печальных мест упоминается и Клюшниково. Авторы сожалеют, что родовой дом создателя Оружия Победы – ППШ, пребывает в запустении, а мемориальную доску на стене дома так и не установили. Вот и говорите потом, что «никто не забыт, ничто не забыто»… Но ведь не всё ещё потеряно?..

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Предыдущий пост

«Скорая» столкнулась с микроавтобусом, а маршрутка сбила подростка

Следующий пост

В православной гимназии Коврова впервые провели молебен

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: